Резонанс
Лучшее
Обсуждаемое
-
-
+7
+
+

Соблазн коллективного наказания

Опубликовано:  24.06.2014 - 12:34

На исходе субботы, 21 июня, в Тель-Авиве напротив здания Министерства обороны состоялся митинг протеста против коллективного наказания, которому израильские власти вот уже вторую неделю подвергают палестинское население оккупированных территорий. Декларируемый повод для этого – предполагаемое похищение трех еврейских подростков. Масштабы и жесткость насильственных действий, совершаемых израильскими властями по отношению к палестинскому населению, едва ли имели прецеденты в прошлом, хотя и раньше израильская армия на территориях не особенно себя сдерживала. Только за последнюю неделю было убито несколько палестинцев, включая 13-летнего мальчика в деревне Дура под Хевроном. Уже на следующий день после его гибели был смертельно ранен в голову палестинский подросток из лагеря беженцев Каландия. С момента исчезновения еврейских подростков были арестованы около четырехсот палестинцев без предъявления обвинения и без судебного постановления. Похоже, что людей просто хватали на улицах. При этом юридический советник правительства санкционировал использование по отношению к ним максимально жестоких пыток, включая лишение сна. Огромное количество палестинских домов были разворочены и выпотрошены. В квартирах, в которых побывали израильские солдаты, судя по многочисленным снимкам и видеосвидетельствам, не осталось ни одной целой полки, ни одного стула, который не был бы сломан, ни одного бьющегося предмета, не превратившегося в осколки. Так и хочется сказать, перефразируя известную фразу: исчезновение еврейских подростков – это, конечно же, трагично, но зачем же стулья ломать? Одновременно с этим выдвигается законопроект о принудительном кормлении заключенных, объявляющих голодовку. Это запрещено всеми международными конвенциями, так как представляет собой мучительную и унизительную пытку. Но что нам международные конвенции, коль скоро весь мир против нас? Координатор действий ЦАХАЛа на территориях заявил, что если похищенные подростки не будут найдены, то израильская армия воспрепятствует проведению Рамадана. Продолжаются бомбардировки сектора Газа, в ходе которых гибнут люди, включая малолетних детей (неделю назад в результате прямого попадания бомбы был убит семилетний мальчик). А тем временем строительство на территориях расширяется, и на развитие поселений выделяется из государственного бюджета дополнительные пять миллионов шекелей. Премьер-министр Нетаниягу открытым текстом заявляет, что все это является ответом на совершенное похищение, несмотря на отсутствие доказательств, что таковое и в самом деле имело место. Но даже если предположить, что еврейские подростки действительно были похищены, предпринимаемые израильскими властями насильственные действия являются ничем иным, как коллективным наказанием, жестоким и бескомпромиссным. Сложно представить, что если некто совершает преступление, то в качестве наказания арестовывают, третируют, унижают, а иногда и убивают его родственников, друзей, всех, кто каким-либо образом с ним связан. Подобное практикуется на сегодняшний день разве что в некоторых африканских странах. А также в Израиле, причем исключительно по отношению к палестинскому населению, лишенному минимальных гражданских прав. Но мало кому есть до этого дело. Ведь главное – «вернуть наших мальчиков», а для этого все средства хороши. Пусть так. Но, увы, откровенно противоправные средства, применяемые израильскими властями, не имеют никакого отношения к розыску пропавших подростков. Их цель - посеять страх среди палестинцев и сломить их волю к сопротивлению. А похищение – это лишь предлог. Около ста пятидесяти человек, собравшихся напротив Министерства обороны, вышли на демонстрацию, чтобы выразить протест именно против этого – против коллективного наказания, навевающего самые мрачные ассоциации и ставящего Израиль в один ряд с историческими примерами, само упоминание которых должно вызывать дрожь. Должно. Однако в Израиле, по-видимому, подавляющее большинство людей воспринимают их как нечто само собой разумеющееся. А для некоторых, включая и самого Нетаниягу, эти примеры являются примерами для подражания. Заявляя о необходимости принудительного кормления заключенных, объявляющих голодовку, он упомянул печально известную тюрьму Гуантанамо как модель, на которую нам, израильтянам, следует ориентироваться. Мало кого это покоробило. А потому неудивительно, что митинг протеста производил весьма удручающее впечатление, и сами демонстранты это вполне понимали: горстка маргиналов в окружении полиции, старательно бьющих в барабаны и выкрикивающих протестные слоганы. Напротив – чернеющий силуэт здания Министерства обороны, позади – сеть сверкающих огнями баров и кафе, где люди веселятся и смотрят футбол. Недоуменные взгляды прохожих, некоторые из которых подходили и спрашивали, что здесь происходит. Получив ответ, возмущенно заявляли, что «властям и армии виднее», и главное – «вернуть наших мальчиков». А палестинцы… «Какие еще палестинцы? Вы имеете в виду террористов?». Было совершенно понятно, что этим людям бесполезно что-либо объяснять и доказывать. И нет никакой возможности воздействовать на власть предержащих с помощью подобных акций. Победоносное скольжение в пропасть продолжится и далее, и нам не под силу даже его замедлить, не то что остановить. Так зачем же организовывать митинги, протестовать, и вообще что-либо делать? Пожалуй, наилучшим ответом на этот вопрос может послужить цитата из «Невыносимой легкости бытия»: «Я не могу не вспомнить редактора, организовавшего кампанию по сбору подписей в защиту политзаключённых в Праге. Он прекрасно понимал, что эта кампания заключённым не принесёт пользы. Его истинной целью было не освободить заключённых, а показать, что есть ещё люди, которые не испытывают страха. То, что он делал, был спектакль. Но у него не было иной возможности. У него не было выбора между поступком и театральным действом. У него был выбор: или разыграть спектакль, или бездействовать. Существуют ситуации, когда люди обречены разыгрывать спектакль. Их борьба с молчаливой силой (с молчаливой силой на другой стороне реки, с полицией, превращённой в молчаливые микрофоны в стене) есть борьба театральной труппы, которая отважилась сразиться с армией».

Michael Uritzky KTV –Israel Photo: Guy Butavia and Esther Rapoport

Добавить комментарий (всего 0)