Резонанс
Лучшее
Обсуждаемое
-
-
+6
+
+

Конференция "Современные утопии". Борис Кагарлицкий

ПОИСК МАТЕРИАЛОВ
Установите Flash Player и/или разрешите в браузере JavaScript, чтобы включить видео.
Опубликовано:  08.02.2016 - 19:35
Классификация:  Мозаика  Кагарлицкий Б.Ю. 

Борис Кагарлицкий, Институт глобализации и социальных движений, Москва.
"О необходимости преодолеть утопическое сознание"

Добавить комментарий (всего 3)

Очень интересно об утопии писал Ленин более ста лет тому назад в статье «Две утопии»( ПСС, т. 22 с.117-121). Эта статья сегодня так же актуальна для российского общества, как и при ее опубликовании. Приведу ее важнейшие положения.

«Утопия есть слово греческое: «у» по-гречески значит «не», «топос» - место. Утопия - место, которого нет, фантазия, вымысел, сказка.

Утопия в политике есть такого рода пожелание, которое осуществить никак нельзя, ни теперь, ни впоследствии, - пожелание, которое не опирается на общественные силы и которое не подкрепляется ростом, развитием политических, классовых сил.

Чем меньше свободы в стране, чем скуднее проявления открытой борьбы классов, чем ниже уровень просвещения масс, - тем легче возникают обыкновенно политические утопии и тем дольше они держатся.

В современной России два рода политических утопий держатся наиболее крепко и оказывают известное влияние на массы своей привлекательностью. Это - утопия либеральная и утопия народническая.

Либеральная утопия состоит в том, будто можно было бы, миром и ладом, никого не обижая, Пуришкевичей не смещая, без ожесточенной и до конца доведенной классовой борьбы, добиться сколько-нибудь серьезных улучшений в России, в ее политической свободе, в положении масс трудящегося народа. Это - утопия мира свободной России с Пуришкевичами.

Народническая утопия есть мечтание интеллигента-народника и крестьянина-трудовика о том, будто можно было бы новым и справедливым разделом всех земель устранить власть и господство капитала, устранить наемное рабство или будто можно было бы удержать «справедливый», «уравнительный» раздел земель при господстве капитала, при власти денег, при товарном производстве.

Чем порождены эти утопии? почему они держатся довольно крепко в современной России?

Они порождены интересами классов, которые ведут борьбу против старого порядка, крепостничества, бесправия, «против Пуришкевичей», одним словом, и которые не занимают самостоятельного положения в этой борьбе. Утопия, мечтания есть порождения этой несамостоятельности, этой слабости. Мечтательность - удел слабых.

Либеральной буржуазии вообще, либерально-буржуазной интеллигенции в особенности нельзя не стремиться к свободе и законности, ибо без этого господство буржуазии не полно, не безраздельно, не обеспечено. Но буржуазия боится движения масс более чем реакции. Отсюда - поразительная, невероятная слабость либерализма в политике, его полнейшее бессилие. Отсюда - бесконечный ряд двусмысленностей, лжи, лицемерия, трусливых уверток во всей политике либералов, которые должны играть в демократизм, чтобы привлечь на свою сторону массы, - и которые в то же время глубоко антидемократичны, глубоко враждебны движению масс, их почину, их инициативе, их манере «штурмовать небо», как выразился однажды Маркс про одно из европейских массовых движений прошлого века.

Утопия либерализма есть утопия бессилия в деле политического освобождения России, утопия своекорыстного денежного мешка, который желает «мирно» поделить привилегии с Пуришкевичами, выдавая это благородное желание за теорию «мирной» победы русской демократии. Либеральная утопия есть мечтание о том, как бы победить Пуришкевичей, не нанося им поражения, как бы их сломить, не причиняя им боли. Ясно, что эта утопия вредна не только тем, что она - утопия, но и тем, что она развращает демократическое сознание масс. Массы, верящие в эту утопию, никогда не добьются свободы; такие массы недостойны свободы; такие массы вполне заслужили, чтобы над ними измывались Пуришкевичи.

Утопия народников и трудовиков есть мечтание мелкого хозяйчика, который стоит посередке между капиталистом и наемным рабочим, об уничтожении наемного рабства без классовой борьбы. Когда вопрос об экономическом освобождении станет для России таким же ближайшим, непосредственным, злободневным вопросом, каким является сейчас вопрос об освобождении политическом, тогда утопия народников окажется не менее вредной, чем утопия либералов.

Но теперь Россия переживает еще эпоху ее буржуазного, а не пролетарского преобразования; не вопрос об экономическом освобождении пролетариата назрел до самого конца, а вопрос о политической свободе, то есть (по сути дела) о полной буржуазной свободе.

И в этом последнем вопросе утопия народников играет своеобразную историческую роль. Будучи утопией насчет того, каковы должны быть (и будут) экономические последствия нового раздела земель, она является спутником и симптомом великого, массового демократического подъема крестьянских масс, т. е. масс, составляющих большинство населения в буржуазно-крепостнической, современной, России. (В чисто буржуазной России, как в чисто буржуазной Европе, крестьянство не будет большинством населения.)

Утопия либералов развращает демократическое сознание масс. Утопия народников, развращая их социалистическое сознание, является спутником, симптомом, отчасти даже выразителем их демократического подъема» (стр. 117-119).

В отличие от той эпохи, сегодня задача стоит об экономическом освобождении пролетариата, а не о политическом. Поэтому современные либеральные утопии развращают экономическое сознание пролетариата, а не политическое.

11.02.2016 - 12:07 Николай Градов

Так как дикция выступающего оставляет желать лучшего, то я заранее извиняюсь, если что-то может быть неверно услышал из его речи. Я так понял, что разбирался на конференции современный подход к «утопическим проектам». Смею добавить, что предсказательность результатов действий свойственна всему живому и человек разумный довёл её дл целостного личного и социального опыта, закреплённого и постоянно анализируемого личной и социальной памятью. Тоесть опережающая проективность — основное свойство развивающегося социума и была неотъемлемой функцией даже самых первых человеческих коллективов.

Когда крестьянин пахал землю и сеял зерно, он выполнял заранее продуманные проективные действия. И если его ждала неудача, то он не говорил, что его проект был утопией. Просто какие-то факторы (засуха, заморозки и т. д.) не были учтены.

Тоесть, отличить проективность утопическую от объективной и результативной можно только развивая научную методологию социальной проективности... Далее Кагарлицкий, как я понял, утверждает, что Маркс принципиально не фантазировал, а лишь решал «проблемы капитализма». Не могу согласиться. Главный тезис Маркса заключался в том, что капитализм, даже на пределе своего развития, обречён, благодаря неустранимому системному противоречию: с одной стороны, условием капиталистических отношений является разобщение и атомизация собственников и наёмных работников, но, с другой стороны, капитализм неизбежно порождает всё большее и всё более системно упорядоченное обобществление производства.

Поэтому Маркс говорил о революционном сломе всей капиталистической системы и всей буржуазной государственности, которая на ней базируется и её охраняет. Для этого необходимо, прежде всего, частную собственность на средства производства сделать общественной собственностью. И эту работу способен проделать только пролетариат.

Разве это не проективность? Подробности они не рассматривали только потому, что не было достаточной информации. Ленин социальную социалистическую прогностику и проективность значительно развил дальше: план индустриализации на основе электрификации, коллективизация сельского хозяйства, культурная революция и всё это на основе проекта советской власти... Почему социализм потерпел временное поражение, а коммунистическое движение до сих пор не может выйти из состояния пораженческого шока?

Главная причина в том, что первичный план Ленина в основном был выполнен с построением государственного социализма, а Новый проект дальнейшего развития социализма так и не был создан. Хуже того, осуждая утопистов по дурной привычке догматиков, коммунисты не развивали и до сих пор отказываются развивать методологию научной целостной социальной проективности, без которой современное общество уже ни существовать, ни, тем более, развиваться не может. Николай Градов.

Сейчас поднимается вторая волна ком.движения в рамках "Я иду в обновлённый СССР" под лозунгом: -" Трудовластие - это вторая ступень научного пути к коммунизму", книга "13 шагов в обновлённый СССР". Коммунисты первой волны до сих пор не могут осознать, что с одной стороны на нас давит классовая борьба как условие своего выживания. С другой стороны разворачивается на наших глазах война цивилизаций. И в этой борьбе задействованы три вида психотипов.