Резонанс
Лучшее
Обсуждаемое
-
-
+7
+
+

Фонотека КТВ. "Килапаюн -1" -1966 год ; Килапаюн & Виктор Хара "Песни народов Америки" - 1967 год

ПОИСК МАТЕРИАЛОВ
Установите Flash Player и/или разрешите в браузере JavaScript, чтобы включить видео.
Опубликовано:  29.12.2010 - 16:22
Классификация:  Музыка  Килапаюн 

1966 год. 1-й альбом чилийского ансамбля Quilapayun.

1."La paloma"/The dove (Eduardo Carrasco)

2."El forastero"/The foreigner (Carlos Préndez Saldías - Eduardo Carrasco)- 2:42

3."El canto de la cúculi"/The song of the turtle dove (Eduardo Carrasco) - 6:09

4."El pueblo"/The People (Ángel Parra) - 9:49

5."La boliviana"/The Bolivian girl (Popular) - 12:35

6."La cueca triste"/The Sad Cueca dance (Víctor Jara - Eduardo Carrasco) - 15:01

7."Canción del minero"/Song of the miner (Víctor Jara) - 17:29

8."Dos palomitas"/Two doves (Popular) - 20:22

9."Por una pequeña chispa"/For a little spark (Popular) - 23:09

10."La perdida"/The loss (Juan Ramón Jiménez - Quilapayún) - 26:04

11."El borrachito"/The drunkard (Popular) - 28:35

12."Somos pájaros libres"/We are free birds (Víctor Jara) - 31:49

Состав ансамбля:

Eduardo Carrasco;

Julio Carrasco;

Julio Numhauser;

Carlos Quezada;

И Víctor Jara - художественный руководитель, на фото на конверте его нет.

Крайний слева на фото - Eduardo Carrasco, крайний справа - Carlos Quezada

Эти музыканты в 2003 году-

http://krasnoetv.ru/node/7088

................

"Canciones Folkloricas de America" - Quilapayun & Victor Jara. 1967 год.

1 Hush-A-Bye (Peter Yarrow • Paul Stockey), на английском языке - 34:47

2 Bailecito (Popular) - 38:38

3 Paloma Del Palomar (Anonimo) - 41:04

4 Drume Negrita (Bola De Nieve) - 42:20

5 El Llanto De Mi Madre (Edgar Yayo Jofre) - 45:56

6 El Carrero (Daniel Viglietti) - 48:38

7 Mare Mare (Popular Venezolana) - 50:43

8 Noche De Rosas(Popular Israeli), на еврейском языке - 53:09

9 Tres Bailecitos (Ernesto Cavour) - 55:46

10 Gira, Gira, Girasol (Victor Jara) - 58:17

11 Peoncito Del Mandiocal (Popular) -

12 El Turururururu (Popular Espanola)

13 El Coneji (Carlos Prendez Saldias)

Второй альбом "Килапаюн" - "Canciones folklóricas de América" записан в составе:

Eduardo Carrasco

Julio Carrasco

Carlos Quezada

Willy Oddó

Patricio Castillo

Víctor Jara

То есть присоединились Оддо и Кастильо ,а Нумхаузер ушёл.

Другие альбомы ансамбля "Килапаюн"

http://video.yandex.ru/users/radiovictorjara/collection/15/

Другие альбомы Виктора Хары

http://video.yandex.ru/users/radiovictorjara/collection/14/

Из книги Джоан Тёрнер де Хара, вдовы Виктора Хары "Виктор. Прерванная песня" про сотрудничество Виктора Хары и "Килапаюн":

"В один такой уикэнд, зимой 1966 года, Виктор участвовал в пенье в Вальпараисо. Он только что кончил петь и пробирался к выходу между столиками, держа гитару над головой, как вдруг один из участников какой-то шумной компании молодых людей поднялся и помахал ему рукой, приглашая присоединиться к ним. Виктор узнал Эдуардо Карраско, его брата Хулио и их друга Хулио Нумхаузера — троих молодых бородачей, посещавших пенью «Лос Парра» и совсем недавно основавших свою собственную группу с необычным названием — «Килапаюн». Наставником их был Анхель Парра, и в этот вечер они отмечали свой первый успех на любительском фестивале песни под названием «Многообразная Чили», проводившемся поблизости, в Винья-дель-Мар.

Они хотели пригласить Виктора спеть на очередной пенье в Техническом университете. Виктор пообещал, остался поболтать с ними и задержался чуть не до утра; среди шуток и смеха Эдуардо невзначай спросил его, не согласится ли он стать их художественным руководителем. И хотя Виктор не был уверен, что сумеет найти время для репетиций, он заинтересовался предложением... «По-видимому, его привлекли царившее в группе настроение, откровенность и дух товарищества,— заметил спустя много времени Эдуардо,— поскольку было очевидно, что особых музыкальных достижений у нас тогда еще не имелось».

Никто из них не был профессиональным музыкантом — Эдуардо, например, изучал философию,— и все же они решили объединиться в ансамбль, чтобы развивать направление, заложенное в пенье, используя для этого музыкальные инструменты индейцев. Они стремились произвести более своеобразное и яркое впечатление, нежели то, которое оставляли традиционные фольклорные группы, вроде «Кункумена», и более подлинное, чем коммерческие неофольклорные коллективы.

Для названия своего ансамбля они подыскивали индейское слово мужского рода с ударением на последнем слоге и остановились на «килапаюн», что означает в переводе с языка мапуче «три бороды».

Анхель и Виктор считали, что по своему звучанию и написанию слово будет с трудом запоминаться публикой; поднялась горячая дискуссия. Однако время подтвердило правоту молодых людей."

"В течение следующих трех лет, вплоть до 1969 года, Виктор работал художественным руководителем «Килапаюна». Репетировать начали в Доме культуры Ньюньоа по вечерам — после окончания основных занятий Виктора в фольклорном классе,— собравшись в тесный кружок возле печки в холодном зале, где мы днем вели занятия балетного класса. Прежде всего Виктору пришлось научить участников ансамбля серьезно относиться к работе, потому что они имели склонность все обращать в шутку — до такой степени, что ему приходилось делать перерывы в репетиции, чтобы дать им повеселиться, а потом уж как следует сосредоточиться на работе. Он руководил не только как музыкант, но и как театральный режиссер, помогая вжиться в исполняемую песню, создать ее атмосферу — с тем чтобы суть каждой песни выражалась в осанке и в движениях каждого члена группы в той же мере, что и в музыке и голосе. Такой метод придал ансамблю «Килапаюн» большую сценическую выразительность, подчеркнутую мужественностью их голосов и драматической внешностью — бородатыми лицами и черными пончо; возникал образ, который, по определению Эдуардо, был мужественным, а не уподоблялся мачо.

Молодость и решительность делали участников ансамбля воплощением готовности бороться за общее дело. В этом было нечто новое, таившее в себе дух времени.

Работая с ансамблем «Килапаюн», Виктор попробовал исследовать выразительные возможности фольклорной музыки, не искажая и не разрушая ее традиционного характера «приукрашенными» аранжировками в духе таких неофольклорных групп, как «Лос куатро куартос».

«Килапаюн» стремился разнообразить звучание не только за счет голосовых возможностей певцов, но используя также различные индейские инструменты, на которых члены ансамбля учились играть.

Работа превратилась в совместный поиск, в ходе которого Виктор побуждал музыкантов скорее подчеркивать, нежели заглушать традиции народной музыки, сохраняя одновременно свободу для их развития."

Разумеется, свою роль художественного руководителя Виктор видел не в том, чтобы навязывать собственные идеи. Он многому научил членов «Килапаюна» в понимании фольклора, пользуясь теми же методами стимулирования коллективного творчества, с помощью которых работал в театре. «Именно поэтому,— говорил Эдуардо,— наша работа в тот период была столь плодотворна. Группа приобрела собственный стиль и шла по пути поисков художественной выразительности. Мы с Виктором совершали очень дерзкие открытия по сравнению с тем, что тогда имело место в музыке. Виктор обладал утонченным чувством гармонии и почти спонтанно, инстинктивно вводил в аккомпанемент аккорды, которые еще никто не употреблял».

"Через год из первоначального состава трио остался один Эдуардо. Но к нему присоединились Карлос Кесада, художник-дизайнер,у которого был замечательный тенор;

Патрисио Кастильо, очень юный и строптивый, но великолепный музыкант;

Эрнан Гомес, тихий юноша, мастерски игравший на чаранго;

Вилье Оддо, солист и прирожденный комик, и, наконец,

Родольфо Парада.

Эти шестеро и составили группу, которая в таком составе и выступала многие годы. Хотя число исполнителей умножилось, число бород в основном оставалось неизменным, но только они перемещались с одного подбородка на другой."

Про песню «Somos pajaros libres»

"песня Виктора хорального склада, написанная тоже для «Килапаюна», показывала, что он сознавал приближение скорых перемен. В этой песне — «Мы вольные птицы» («Somos pajaros libres») — говорилось: «Братья, уже слишком поздно, давайте улетим к вершинам гор!» Виктору казалось, будто время начинало ускорять свой бег."

"Canción del minero" - кажется самая первая песня написанная Виктором Харой в начале 60-х, он ее исполнял тогда еще с фольклорным ансамблем "Кункумен" в котором тогда выступал, а написал ее во время гастролей по Восточной Европе, включая СССР в 1961 году. Очень необычная и сильная песня, если несколько раз прослушать просто западает в душу.

Добавить комментарий (всего 3)
11.06.2012 - 22:33 Вадим

хорошие песни и музыка. возвращают в юность. спасибо авторам

встретилась с люьовью юности .только тогда было всего пара песен

Сегодня на площади Конституции в Сантьяго концерт посвящённый 50-летию ансамбля Килапаюн Короткий ролик напоминающий о лучших альбомах ансамбля http://www.youtube.com/watch?v=KJoqeX5JmlE